Ловлю дрожащие хладеющие руки бледнеют в сумраке знакомые черты

Кармен Александра Блока : лирическая поэма как антироман - Persée

Господи! Дай отдохнуть. Март «Ловлю дрожащие, хладеющие руки» Ловлю дрожащие, хладеющие руки; Бледнеют в сумраке знакомые черты!. Ловлю дрожащие, хладеющие руки; Бледнеют в сумраке знакомые черты!.. Моя ты, вся моя — до завтрашней разлуки, Мне всё равно. Блок возвращается к Музе года ; ее противоречивые черты снова . Ловлю дрожащие, хладеющие руки Бледнеют в сумраке знакомые черты!.

Видишь день, беззакатный и жгучий Уход от России в прекрасный мир Соловьиного сада поэт ощущает как измену. Горестным вопросом и завершается стих. Третья часть резко отлична от предшествующих: Вот таблица строф, положенных в основу трех стихотворений третьей части Кармен: Уже названных четырех общих черт достаточно, чтобы объединить часть III в целостность.

Но есть и другие их объединяющие особенности: Погруженная в сказочный сон 3 Спишь в дурмане и видишь во сне 4.

Александр Блок : Ловлю дрожащие, хладеющие руки Стихи - Золотая поэзия

Строфы 5 и 6 — описание ее сновидения. Таким образом, все стихотворение - об ирреальном сне. Но о Ней сказано: Сон о сне, содержащем сон о сне1. Покой нам только снится Сквозь кровь и пыль Иначе говоря, о счастье, как понимает его Блок в пределах созданного им романтического мифа2.

Вообще замечу, что трехстопный анапест — для Блока форма редкая, и пользовался он ею в особых и лишь весьма значительных случаях. Как правило, это — стихотворения программные, к тому же посвященные Музе. Первое из них— Пробивались певучим потоком — говорит о той, первой, которая Вдруг примчалась на север угрюмый, В небывалой предстала красе, Назвала себя смертною думой, Солнце, месяц и звезды в косе.

Это ее Блок впоследствии развенчал и высмеял в пьесе Балаганчик ; но так была изображена первая Муза — периода Стихов о Прекрасной Даме. Другая стояла в начале Второй книги — первоначально стихотворение называлось Молитва — оно означало прощание с прежней: Ты в поля отошла без возврата. Да святится имя Твое! О, исторгни ржавую душу! Со святыми меня упокой, Ты, держащая море и сушу Неподвижно тонкой рукой! В том же году в стихотворении Пляски осенние той же строфой создан образ девы Осени, воплощающей суть блоковского мира — девы- музыки, девы-гармонии: Так волнуют прозрачные звуки, Будто милый твой голос звенит, Но молчишь ты, поднявшая руки, Устремившая руки в зенит А несколько лет спустя, в декабре г.

И коварнее северной ночи, И хмельней золотого аи, И любови цыганской короче Были страшные ласки твои И была роковая отрада В попиранъи заветных святынь, И безумная сердцу услада - Эта горькая страсть, как полынь. БЛОКА мечты романтической юности, возвращающие поэта к прежним идеалам. Впрочем, примирение уродливого визг с прекрасным пеньефальшивого с истинным происходит в сфере романтической мечты, куда вовлечена вся блоковская поэтическая идеализация.

Как не увидеть в воображаемой отчизне воображаемой Кармен: Синий, синий, певучий, певучий, Неподвижно-блаженный, как рай - ту фантастическую страну, которая провидится сквозь Незнакомку, — где Не было и нет во всей подлунной Белоснежней плеч. Голос нежный, голос многострунный, Льющая, смеющаяся речь Замечательно, что три строфы стихотворения года Блок шесть лет спустя 16 мая переадресует Л. В стихотворении Ты - как отзвук забытого гимна множество автоцитат: Оно противоположно предыдущему и, видим, написано в ту же ночь как антитеза.

В хищной силе рук прекрасных В очах, где грусть измен Совмещение хищности и красоты в предьщущем — одномерном — стихотворении непредставимо, как и мгновенность переживания, данная в гениальной строфе: И в тихий час ночной, как пламя, Сверкнувшее на миг.

Ловлю дрожащие, хладеющие руки (Блок) — Викитека

Блеснет мне белыми зубами Твой неотступный лик. В пьесе важно сопоставление непримиримо-противоположных идей. Одна из них — греховность, аморализм этой женщины ; недаром имя Кармен дважды рифмует со словом измен. Вторая идея — религиозное воспевание Ее, которая несмотря на это все, - или благодаря этому всему, — подобна божеству: Я буду петь тебя, я небу Твой голос передам! Как иерей, свершу я требу За твой огонь - звездам! Блок возвращается к Музе года ; ее противоречивые черты снова обнаруживают себя: Любовь к ней безнадежна Но в этой-то мимолетности и притягательная сила Об этом - третье и заключительное стихотворение.

Открытка (плейкаст) «ЛОВЛЮ ДРОЖАЩИЕ, ХЛАДЕЮЩИЕ РУКИ...»

Вот он, этот ответ: Здесь, там — что они значат? Разумеется, это указание на земной мир — и на внеземную, вселенскую реальность так и понимают обычно критики. В то же время там уже было в И2 5: А там, под круглой лампой, там Уже замолкла сегедилья Уйдем, уйдем от жизни В Ш3 9 гам совмещает в себе три значения: Приведенная многозначительная фраза темна, но она и должна быть загадочна, как предсказание Сивиллы: Музыка, о которой задолго до того Блок писал: Дойдя до предела своего, поэзия, вероятно, утонет в музыке Музыка есть сущность мира.

Мир растет в упругих ритмах Рост мира есть культура. В стихах года носительница музыки —Кармен: Если только она подойдет Есть в дикой роще, у оврага Есть времена, есть дни, когда Есть лучше и хуже меня Есть минуты, когда не тревожит Есть много песен в светлых тайниках Есть чудеса за далью синей Еще бледные зори на небе Еще воспоминание Еще прекрасно серое небо Жду я смерти близ денницы Жду я холодного дня Женщина Жизнь Жизнь - как море она Жизнь моего приятеля Жизнь, как загадка, темна Жрец За горами, за лесами За городом в полях весною воздух дышит За гробом За краткий сон, что нынче снится За туманом, за лесами За холмом отзвенели упругие латы Забывшие тебя Завтра в сумерки встретимся мы Завтра рассвета не жди Загадай и скройся в ночь Загляжусь ли я в ночь на метелицу Загол Задебренные лесом кручи Зажигались окна узких комнат Заклинание Заключение спора Заклятие огнем и мраком Замерла береговая песня Запевающий сон, зацветающий цвет Зарево белое, желтое, красное Зачатый в ночь, я в ночь рожден Здесь в сумерки в конце зимы Здесь и там Земное сердце стынет вновь Зимний ветер играет терновником Знаю, бедная, тяжкое бремя Зову тебя в дыму пожара Золотит моя страстная осень И увидел я новое небо и новую землю И были при последнем издыханьи И влекла меня жажда безумная И вновь - порывы юных лет И жизнь, и смерть, я знаю, мне равны И к мидианке на колени И опять снега И я любил.

И я провел безумный год Иванова ночь Идеал и Сириус Иду - и всё мимолетно Идут часы, и дни, и годы Из газет Из ничего - фонтаном синим Или устал ты до времени Инок Инок шел и нес святые знаки Искусство - ноша на плечах Испанке Испытанный, стою на грани Исчезла, отлетела в высь Ищу огней - огней попутных К вечеру вышло тихое солнце К Музе К ногам презренного кумира К чему бесцельно охранять Как всякий год, ночной порою Как день, светла, но непонятна Как любовно сплетал я тончайшую сеть Как мимолетна тень осенних ранних дней Как мучительно думать о счастьи былом Как океан меняет цвет Как прощались, страстно клялись Как растет тревога к ночи Как свершилось, как случилось?

Как сон, уходит летний день Как старинной легенды слова Как тяжело ходить среди людей Клеопатра Когда вы стоите на моем пути Когда замрут отчаянье и злоба Когда кончается тетрадь моих стихов Когда мы встретились с тобой Когда мы любим безотчетно Когда отдамся чувствам страстным Когда с безжалостным страданьем Когда смыкаешь ты ресницы Когда толпа вокруг кумирам рукоплещет Когда я был ребенком, - лес ночной Когда я вспоминал о прошлом, о забытом Когда я вышел - были зори Когда я одинок и погружен в молчанье Когда я прозревал впервые Когда я создавал героя Когда я стал дряхлеть и стынуть Когда я уйду на покой от времен Когда, вступая в мир огромный Когда-нибудь, не скоро, Вас я встречу Когда-то гордый и надменный Комета Коршун Кошмар Кругом далекая равнина Крыльцо Ее словно паперть Крылья Кто заметил огненные знаки Кто-то вздохнул у могилы Кто-то шепчет и смеется Лазурью бледной месяц плыл Легенда Лениво и тяжко плывут облака Летний вечер Ловлю дрожащие, хладеющие руки Любовник, вышедший для брани Май жестокий с белыми ночами Месяц вышел, солнца нет Когда мы про тайны мирские Милый друг, и в этом тихом доме Митинг Мне в душу просится былое Мне гадалка с морщинистым ликом Мне сердце режет каждый звук Мне снилась смерть любимого созданья Мне снилась снова ты Мне снились веселые думы Мне страшно с Тобой встречаться Мне трижды дано воспрянуть Много хотел я с тобой говорить Моей матери Моей матери Друг, посмотри Моей матери Помнишь думы?

И будет всё тише Мои грехи тяжеле бед Мой бедный, мой далекий друг! Мой вечер близок и безволен Мой любимый, мой князь, мой жених Мой милый, будь смелым Мой путь страстями затемнен Молитвы Молодая луна родилась Молодость Молчи, как встарь, скрывая свет Молчу и сумрачно гляжу Моя душа - страна волшебных дум Моя душа в смятеньи страха Моя сказка никем не разгадана Тревожит мой слух тишина Муза в уборе весны постучалась к поэту Мчит меня мертвая сила Мы - чернецы, бредущие во мгле Мы были вместе, помню я Мы в храме с тобою - одни, смущены Мы все уйдем за грань могил Мы встречались с тобой на закате Мы живем в старинной келье Мы забыты, одни на земле Мы не торопимся заране Мы оба влюблены в один и тот же сон Мы подошли - и воды синие Мы проснулись в полном забвении Мы шли заветною тропою Мы шли на Лидо в час рассвета Мысли мои утопают в бессилии Мэри На весеннем пути в теремок На весенний праздник света На вечере в честь Л.

Толстого На железной дороге На зов метелей На могиле друга На небе - празелень, и месяца осколок На небесах горят Ее престолы На обряд я спешил погребальный На островах На Пасхе На перекрестке На поле Куликовом На ржавых петлях открываю ставни На серые камни ложилась дремота На улице - дождик и слякоть На чердаке На юге Франции далекой Набросок Навстречу вешнему расцвету Над гладью озёрных огней Над озером Над синевой просторной дали Над старым мраком мировым Напрасно я боролся с богом Напрасно, дева, ты бежала Нас старость грустная настигнет без труда Насмешница Настал желанный час Настигнутый метелью Наступает пора небывалая Не венчал мою голову траурный лавр Не жаль мне дней ни радостных, ни знойных Не жди последнего ответа Не затем величал я себя паладином Не знаю тебя и не встречу Не легли еще тени вечерние Не мани меня ты, воля Не надо Не называй ее небесной Не нарушай гармонии моей Не отравляй души своей Не пой ты мне и сладостно, и нежно Не пришел на свиданье Не сердись и прости.

Не спят, не помнят, не торгуют Не строй жилищ у речных излучин Не ты ль в моих мечтах, певучая, прошла Небесное умом не измеримо Невидимка Недосказанной речи тревогу Немало времени прошло уже с тех пор Неомраченный дух прими для лучшей доли Неправда, неправда, я в бурю влюблен Нет имени тебе, мой дальний Нет исхода Нет конца лесным тропинкам Нет ни слезы, ни дерзновенья Нет, никогда моей, и ты ничьей не будешь Нет, я не отходил.

Я только тайны ждал Никто не кончил жить Новая Америка Новый блеск излило небо Ночная Фиалка Ночной туман застал меня в дороге Ночь Ночь - как ночь, и улица пустынна Ночь на землю сошла. Мы с тобою одни Ночь на Новый год Ночь теплая одела острова Ночью сумрачной и дикой Устало заломлены слабые руки О да, любовь вольна, как птица О доблестях, о подвигах, о славе О жизни, догоревшей в хоре О край небес - звезда омега О легендах, о сказках, о мигах О смерти О, как безумно за окном О, как смеялись вы над нами О, не просите скорбных песен!

О, не смотри в глаза мои с укором О, не тебя люблю глубоко О, презирать я вас не в силах О, я хочу безумно жить Обман Обреченное Одинокий, к тебе прихожу Одиноко боярин подъехал к воде Одиночество Одной тебе, тебе одной Ожидание Окна во двор Он занесен - сей жезл железный Он уходил, а там глубоко Он шел на отдых.

Александр Блок ЛОВЛЮ ДРОЖАЩИЕ, ХЛАДЕЮЩИЕ РУКИ Ловлю дрожащие, хладеющие

Она была - Заря Востока Она веселой невестой была Она ждала и билась в смертной муке Она молода и прекрасна была Она прекрасна - нет сомненья Она пришла с заката Она пришла с мороза Она росла за дальними горами Она стройна и высока Она, как прежде, захотела Они говорили о ранней весне Они живут под серой тучей Они звучат, они ликуют Они идут - туманные Они расстались без печали Они читают стихи Опустись, занавеска линялая Под звук дождя стеклянный Осенний вечер так печален Осенний день Осенняя воля Осенняя любовь Осенняя элегия Осень поздняя.

Оставь меня в моей дали Ответ Отворяются двери - там мерцанья Отрекись от любимых творений Отрывок Отчего я задумчив хожу Отшедшим Офелия в цветах, в уборе Очарованный вечер мой долог Фета Перед грозой Перед судом Передвечернею порою Передо мной - моя дорога Перстень-страдание Перуджия Песенка Песенка. Песня Фаины Петербургские сумерки снежные Петр Петроградское небо мутилось дождем Писать ли Вам, что тайный пламень Пляски осенние Пляски смерти По берегу плелся больной человек По городу бегал черный человек По темному саду брожу я в тоске По узким площадям ловил я тень девицы Повеселясь на буйном пире Повесть Под вечер лет с немым вниманьем Под масками Под шум и звон однообразный Поднимались из тьмы погребов Подумай о подземном шуме Поединок Поет, краснея, медь.

Пожар Поздней осенью из гавани Пойдем купить нарядов и подарков Поклонник эллинов - я лиру забывал Покраснели и гаснут ступени Полный месяц встал над лугом Полюби эту вечность болот Помните день безотрадный и серый Помнишь ли город тревожный Помню далекое светлое лето Пора вернуться к прежней битве Пора забыться полным счастья сном Порою вновь к твоим ногам Порою мне любовь сулят Последний путь Последняя часть философской поэмы Потеха!

Почиет в мире Теодорих Поэма Поэма философская Поэт Поэт в изгнаньи и в сомненьи Поэт, тебе ли покарать Поэту Поэты Права русского исторью Превратила всё в шутку сначала Преображение При жолтом свете веселились При посылке белой азалии При посылке роз Приближается звук. И, покорна щемящему звуку Приветный Лель, не жду рассвета Придут незаметные белые ночи Пройдет зима - увидишь ты Проклятый колокол Пророк земли - венец творенья Просыпаюсь я - и в поле туманно Протекли за годами года Протянуты поздние нити минут Проходил я холодной равниной Проходишь ты в другие дали Проходят сны и женственные тени Прошедших дней немеркнущим сияньем Прошли года, но ты - всё та же В последний раз жестоко Прощались мы в аллее дальной Пусть рассвет глядит нам в очи Пусть светит месяц - ночь темна Пусть я и жил, не любя Пусть я покину этот град Пушкинскому дому Пять изгибов сокровенных Равенна Разбушуются бури, прольются дожди Разгадал я, какие цветы Разлетясь по всему небосклону Распаленная зноем июльская ночь Рожденные в года глухие Роза и соловей Россия Русь Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться С каждой весною пути мои круче С мирным счастьем покончены счеты Сама судьба мне завещала Сбежал с горы и замер в чаще Свет в окошке шатался Светлый сон, ты не обманешь Свирель запела на мосту Свобода смотрит в синеву Сегодня в ночь одной тропою Сегодня образ твой чудесен Сегодня ты на тройке звонкой Сегодня шла Ты одиноко Седое утро Седые сумерки легли Сердитый взор бесцветных глаз Сердце предано метели Сиена Сиенский собор Сижу за ширмой.

Сирин и Алконост Скажи мне, Лигия, в каком краю далеком Сказка о петухе и старушке Сквозь винный хрусталь Сквозь серый дым от краю и до краю